Preview

Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право

Расширенный поиск
Том 10, № 3 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.23932/2542-0240-2017-10-3

Культура и идентичность

14-33 175
Аннотация

В статье предпринята попытка рассмотреть наиболее характерные для современности  форматы гражданско-военных отношений. С этой целью автор последовательно обращается  к опыту Соединённых Штатов Америки, Западной Европы, России и Китая. Классическая западная система гражданско-военных отношений, реализованная в США и Западной Европе, предполагает строгую изоляцию армии от политики и политики от армии. Она ставит надёжный барьер на пути вмешательства вооружённых сил в сферу ответственности гражданской власти, но при этом серьёзно затрудняет связь между политикой и стратегией. Западный подход к регулированию сферы гражданско- военных отношений не может иметь эффективного применения за пределами Запада. Для российской модели характерно слабое развитие институтов, но это не мешает верховной власти держать вооружённые силы под неослабным политическим контролем. Китайская практика господства политической элиты над армией также не  формализована. Во многих аспектах наблюдающаяся в Китае картина плотной опеки армии со стороны коммунистической партии напоминает советскую традицию, хотя при этом сохраняются и  существенные отличия. Фигура воина никогда не имела в конфуцианской культуре того  значения и авторитета, какие она обрела в культуре христианского Запада. Эффективность механизма гражданского контроля вооружённых сил не всегда возможно  сравнивать по единым критериям. Не везде взаимоотношения политического руководства и  вооружённых сил определяются нормативно. Для оценки неформального статуса армии внутри общества приходится принимать во внимание такой косвенный признак, как организация системы высшего военного управления. Автор приходит к выводу, что ни  одна из утвердившихся в мире практик гражданско-военных отношений не может считаться универсальной и общеприменимой. Каждая из них остаётся исторически обусловленной и не может быть правильно понята вне контекста политических реалий рассматриваемой  страны. Все известные модели гражданско-военного взаимодействия наряду с  достоинствами обладают и серьёзными недостатками.

Российский опыт

34-53 180
Аннотация

Статья представляет собой обзор развития практики и теории гражданско-военных  отношений (ГВО) в постсоветской России. Проблема их реорганизации остро встала в  последние годы существования СССР вследствие смены модели общественного развития,  распада страны и её вооружённых сил, обладающих ядерным оружием. Возникла опасность утраты контроля над армией и превращения её в самостоятельную политическую силу. В этих условиях возникли сложные прикладные и теоретические  проблемы ГВО, решение которых осложнялось отсутствием научных разработок и  профильных институтов, сопротивлением консервативных кругов. В постсоветский период  сформировалась правовая база ГВО, появились профильные негосударственные институты. Органы государственной власти и военного управления адаптируются к  меняющимся условиям. В 2004 г. было законодательно закреплено доминирование министра обороны над Генеральным штабом. Позитивные изменения произошли в сфере открытости армии для общества, получила развитие экспертная деятельность институтов гражданского общества, связанная со сферой безопасности и обороны. В России утвердилась модель ГВО, обеспечивающая примат политики над армией, что стало результатом мер политического, правового, социально-экономического, организационно-административного, имиджевого и воспитательного характера. Сложившаяся модель  отражает специфику российской политики: нарушение баланса властей в сторону  исполнительной власти, её персонификацию, паллиативный и декларативный характер  правовой регламентации и др. Следует констатировать отсутствие в долгосрочном плане  устойчивых институциональных гарантий от узурпации власти. Демократическая эволюция  ГВО не приобрела необратимого характера. Интенсивная фаза теоретического осмысления ГВО завершилась к середине первого десятилетия нового века, что объясняется снижением внимания граждан к армии вследствие принятых мер, отсутствием запроса на  исследования и др. ГВО в России характеризуются наличием теоретических и практических проблем, нуждающихся в разрешении.

США: новые реалии

54-67 1038
Аннотация

Для того чтобы понять, каково потенциальное влияние президента Дональда Трампа на  военно-гражданские отношения в Соединённых Штатах Америки, необходим исторический  анализ становления американской армии и её отношений с политическими институтами на  протяжении двух последних столетий. Принимая в расчет предшествующий опыт, весьма  вероятно, что внешняя политика администрации Трампа и её отношения с армией останутся  стабильными, сохраняя действующий статус-кво. Однако продемонстрированный Трампом  подход «невмешательства» в сферу национальной стратегии безопасности, вероятно, даст американской армии большую автономность, в сравнении с её типичным положением в  отношении предшествующих президентских администраций. Несмотря на то, что в других  странах подобный подход мог бы вызвать опасные последствия, институциональная  устойчивость американской армии и её нормативная и правовая преданность правительству США, напротив, вызовут благоприятные следствия, учитывая сложность и  комплексность современной международной системы. Наконец, я предлагаю концепт пост- гражданско-военных отношений, в которых армия останется верной политическим институтам страны вне зависимости от оценок состоятельности и легитимности этих  институтов. Понимание таких идей позволит выработать видение того, каким образом  американская национальная стратегия безопасности будет разработана и имплементирована в годы президентства Трампа.

Азия: вызовы и перспективы

68-82 113
Аннотация

В статье рассматривается трансформация военно-гражданских отношений в Турции на пути  от опеки со стороны армии к гражданскому контролю. Для того чтобы произвести подобный  анализ, в статье рассмотрены следующие аспекты проблемы. Автор описывает пути, по которым проходила институционализация военного влияния на граждан, начиная от военного переворота 1960 г. и заканчивая анализом событий начала 2000-х гг. В работе  приведен ряд важнейших событий и процессов, протекавших в 2000-х гг., во время правления Партии справедливости и развития. Затем автор рассматривает причины  неудачи военного переворота 15 июля 2016 г., что позволило также сделать вывод о  влиянии попытки переворота в целом. Радикальные действия турецкого правительства  станут причиной как серьезных краткосрочных, так и долгосрочных изменений в  гражданско-военных отношениях Турции, равно как и в самой организационной структуре военных сил после  недавней неудачной попытки переворота.

83-109 379
Аннотация

В статье делается попытка анализа причин и истоков возникновения Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в Исламской Республике Иран (ИРИ), процесса развития и  совершенствования этой структуры и её нынешнего состояния. За время своего почти 40- летнего существования (КСИР) из конгломерата разрозненных милиционных, плохо  вооружённых группировок, несущих в первую очередь охранные функции, превратился в  уникальное государственное образование. На КСИР возложены задачи армейской,  жандармско-полицейской и религиозно-исламской специфики, включающей и «специальные операции». КСИР также выполняет политические и финансово-экономические функции. Это  обеспечение внутренней безопасности исламского режима в Исламской Республике Иран  (ИРИ) путем борьбы с оппозицией, пресечения антиправительственных выступлений  населения; осуществления контроля за деятельностью политических, общественных, и  неправительственных организаций, частных компаний и фирм; отражения совместно с  армией иностранной агрессии; ведения внешней разведки и контрразведки; предотвращения проникновения в страну «западной идеологии и культуры»; подготовки и руководства силами сопротивления «Басидж» и гражданской  обороной; контроля за строгим соблюдением всеми гражданами исламских норм жизни и морали; претворения в жизнь концепции «экспорта исламской революции»; борьбы с  наркобизнесом и бандитизмом; участия (при необходимости) в охране государственной  границы; участия в осуществлении крупномасштабных государственных проектов в рамках  восстановления и развития экономики. В своем чисто военном обличии КСИР имеет сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы, силы сопротивления  «Басидж» и силы специального назначения «Кодс». КСИР – элитный компонент Вооружённых сил ИРИ, включающих собственно армию. Однако деятельность КСИР выходит  за рамки задач, определённых для вооружённых сил. КСИР сегодня эффективно действует в политике – как внутренней, так и внешней, выполняет специальные, специфические  задания за рубежом. Обладая мощными финансово-экономическими активами, КСИР контролирует от 25% до 35% всей иранской экономики. КСИР в настоящее время – это  корпоративное объединение чисто военных, разведывательных, полицейско-репрессивных,  политико-идеологических, а также финансово-экономических структур современного Ирана. По сути, это многопрофильный мегахолдинг, руководимый непосредственно верховным лидером и его окружением. Сегодня КСИР – это становой хребет государственности Исламской  Республики Иран, это – государство в государстве.

110-129 123
Аннотация

Израиль известен как государство, в котором армия играет особо важную роль, гарантируя  само выживание страны, с фактом существования которой до сих пор не смирилось  большинство её соседей по региону Ближнего и Среднего Востока. Естественно поэтому и  традиционное восприятие израильской политической элиты как в значительной мере сформированной из отставных военных, преимущественно высшего ранга. Однако это  восприятие не соответствует нынешним стратегическим и политическим реалиям. Уже более  сорока лет Армия обороны Израиля, в которой по разным причинам не служит около  половины граждан страны, не вела боевых действий против регулярных армий каких-либо  стран. В настоящее время руководство Израиля поддерживает беспрецедентно высокий  уровень военно-политических отношений и с американскими, и с российскими коллегами.  Основной угрозой безопасности страны является не возможность новой полномасштабной  войны, а террористическая деятельность незаконных вооружённых формирований,  преимущественно, хотя и не только, исламистского толка. Статус высших офицеров в израильском обществе остается высоким, однако он существенно снизился за последние годы: среди десяти нынешних членов военно-политического кабинета лишь один – генерал  в отставке, занимающий при этом в правительстве сугубо гражданский пост; среди  реальных претендентов на пост премьер-министра отставных офицеров высокого ранга нет вообще.

Социальные трансформации

130-143 109
Аннотация

Предметом исследования являются гражданско-военные отношения в странах Африки.  Рассматриваются вопросы этих отношений на примере Демократической Республики Конго  (ДРК) в колониальный период, в постколониальное время, а также на современном этапе,  начиная с формирования «Народной армии» (фр. – Force publique) до образования современной армейской структуры – Вооружённых сил Демократической Республики Конго.  Делается акцент на вооружённых конфликтах в Демократической Республике Конго,  проблемах армейского строительства и реформы армии, участии в военных действиях  различных социальных групп, включая детей-солдат. Рассматриваются вопросы их  социальной реадаптации. Анализируется проблема соблюдения прав человека. Приводятся  факты из документов неправительственных организаций по нарушениям прав человека  среди военнослужащих – применение пыток и сексуального насилия по отношению к  гражданскому населению, что в итоге провоцирует массовый исход населения из очагов  конфликтов. В числе главных нарушителей прав человека называются представители силовых структур, и в первую очередь военнослужащие регулярной армии, включая высокопоставленных офицеров. Проблема безнаказанности преступлений дает благодатную почву для возникновения новых очагов конфликтов, влекущих за собой  гуманитарные катастрофы и человеческие жертвы. Сообщается, что одной из ключевых  причин критической ситуации в правовой сфере является вовлечение военных в незаконную эксплуатацию природных ресурсов. Методы эмпирической политологии позволили выявить причины столкновения армии и общества, определить контуры дальнейшего их взаимодействия в рамках противоречивого политического процесса в ДРК. Автор приходит к  выводу о том, что взаимодействие армии и общества представляет собой неустойчивую модель и в значительной степени обусловлено военно-политической ситуацией в стране.  Большинство африканских стран относится к категории «failed state», т.н. несостоявшихся  или неудавшихся стран, где с момента обретения независимости до настоящего времени не прекращаются вооружённые конфликты, тормозящие развитие демократических основ.  Как правило, в большинстве африканских стран национальная армия если и существует, то  не может самостоятельно выполнять предначертанные ей функции, в первую очередь  надежной обороны государственных границ. В условиях непрекращающихся локальных  конфликтов чаще приходится говорить скорее о столкновении армии и гражданского  общества, нежели об их взаимодействии.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2542-0240 (Print)
ISSN 2587-9324 (Online)