Preview

Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право

Расширенный поиск

Страновые стратегии «индивидуального покроя» в новой ядерной доктрине США

https://doi.org/10.23932/2542-0240-2018-11-6-21-39

Полный текст:

Аннотация

Опубликованный  в январе Белым домом «Обзор ядерной политики»,   называемый  также американской  ядерной  доктриной,  впервые за период после холодной войны возвращает ядерному оружию роль стержневого компонента в американской стратегии сдерживания. Новый «Обзор ядерной политики»  делает заявку на «индивидуальную стратегию» в отношении  каждой из стран, представляющих «вызов» для США в ядерной области. Однако при всем различии  индивидуальных страновых подходов, в каждом конкретном  случае  выдвигается одинаковое утверждение об ответном характере разрабатываемых Вашингтоном мер.

Провозглашена  линия   на  модернизацию стратегической триады, ввод в строй  новых  самолетов  двойного назначения, оснащение баллистических ракет  на подводных лодках  боеголовками  малой  мощности,  создание новых ядерных крылатых ракет морского базирования,  а также усиление соответствующей системы управления, контроля и наблюдения. При этом новая расширенная трактовка «чрезвычайных обстоятельств», позволяющих  отдать  приказ  о ядерном ударе, раздвигает диапазон исходных условий,  при которых американское руководство может принять  решение об использовании ядерного оружия, в том числе в ответ на неядерное нападение, что – в совокупности с другими нововведениями американской ядерной доктрины: созданием нескольких «более применимых» типов ядерных вооружений,  интеграцией  ядерного и  неядерного планирования  и оперативной  деятельности,  возросшим вниманием  к киберугрозам, провозглашением  принципов «гибкости» и «неопределенности» – повышает вероятность применения ядерного оружия.

В международной ситуации,  когда возвращение конкуренции  великих  держав расценивается в «Обзоре» как бόльшая опасность миру, чем терроризм, Россия воспринимается за океаном как более насущная угроза в ядерной сфере по сравнению с Китаем, тогда как Китай рассматривается как крупнейший  вызов в Азиатском регионе. Однако слово «противник» в отношении этих стран не используется, и подчеркивается желание  поддерживать с ними  стабильные отношения  и не вступать  в гонку вооружений.

Помимо «агрессивной российской политики»,  российских программ строительства вооружений и воинственных заявлений,   особую озабоченность  Вашингтона вызывает превалирующее там  представление, будто бы российская сторона считает,  что если применит ядерное оружие первой, это может создать  благоприятные  для  нее предпосылки завершения конфликта на «выгодных» условиях. Купирование такого рода «установки» американская ядерная доктрина  определяет в качестве приоритетной  задачи.

По отношению к Ирану и Северной Корее выдвигаются схожие в обоих случаях требования обеспечить их безъядерный статус, не допустить усиления их влияния  в Ближневосточном и Азиатско-Тихоокеанском регионах, предотвратить  передачу от них третьим лицам и странам ядерных и ракетных технологий  и материалов,  убедительно продемонстрировать, что любая их агрессия, в том числе неядерная, встретит сокрушительный отпор США и их союзников.

Однако произошла своего рода рокировка: если администрация  Барака Обамы отказалась от силового решения иранской проблемы и сделала ставку на переговоры с Ираном  без предварительных  условий,  но параллельно  предпочла тактику  изоляции  и игнорирования притязаний Северной Кореи, то теперь Белый дом неожиданно готов вести переговоры как раз с последней – при одновременном ужесточении курса уже в отношении Ирана.

Но именно подвижки в сторону урегулирования на Корейском полуострове, как и отдельные признаки  сдержанности – или,  скорее, «воинственной  сдержанности» – в американской ядерной доктрине, дают некоторые основания надеяться, что – при наличии  политической воли и международном взаимодействии – развития  событий по наихудшему сценарию и дальнейшего обострения международной ситуации  все же удастся избежать.

Об авторе

Н. И. Бубнова
Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН
Россия

Бубнова Наталия Игоревна - кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник.

117997, Москва, Профсоюзная ул., д. 23.



Список литературы

1. Актуальные задачи развития Вооруженных сил Российской Федерации (2003). М.: Агентство «Военинформ».

2. Арбатов А.Г., Дворкин В.З. (2013) Большой стратегический треугольник. М.: Московский центр Карнеги.

3. Бубнова Н.И. (2017) Новая администрация США: военно-политические вызовы // Россия и современный мир. № 1. С. 135-152.

4. Кашин В.Б. (2016) Развитие ядерных сил Китая: начало глубокой трансформации // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. Т. 9. № 4. C. 76-93.

5. Краузе И. (2016) Оценка вероятности войны: сходства и различия между Европой в 1914 г. и Восточной Азией в 2014 г. // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. Т. 9. № 4. C. 18-56.

6. Толстухина А. (2018) Новая ядерная доктрина США: опасности и возможности для России // Международная жизнь. 26 февраля 2018 // https://interaffairs.ru/news/show/19396, дата обращения 30.11.2018.

7. Haass R. (2017) A World in Disarray. American Foreign Policy and the Crisis of the Old Order, New York: Penguin Press.

8. National Security Strategy 2010 (2010) // National Security Strategy Archive, May 27, 2010 //http://nssarchive.us/national-security-strategy-2010/, дата обращения 30.11.2018.

9. Nuclear Posture Review 2010 (NPR) (2010) // U.S. Department of Defense, April 2010 // https://dod.defense.gov/Portals/1/features/defenseReviews/NPR/NPR_FACT_SHEET_April_2010.pdf, дата обращения 30.11.2018.

10. Nuclear Posture Review 2018 (NPR) (2018) // U.S. Department of Defense, February 2018 // https://media.defense.gov/2018/Feb/02/2001872877/-1/-1/1/EXECUTIVE-SUMMARY.PDF, дата обращения 30.11.2018.

11. Perkovich G. (2010) Nuclear Weapons and National Security - A New Strategy // Carnegie Endowment for International Peace, April 7, 2010 // http://carnegieen-dowment.org/2010/04/07/nuclear-weap-ons-and-national-security-new-strategy/3cjr, дата обращения 30.11.2018.

12. Richardson J. (2016) A Design for Maintaining Maritime Superiority // Unit¬ed States Navy, January 2016.

13. Summary of the National Defense Strategy. Sharpening the American Military’s Competitive Edge (2018) // U.S. Department of Defense // https://dod.defense.gov/portals/1/documents/pubs/2018-national-defense-strategy-summary.pdf, дата обращения 30.11.2018.

14. Trenin D. (2016) Should We Fear Russia? New York: John Wiley & Sons.


Для цитирования:


Бубнова Н.И. Страновые стратегии «индивидуального покроя» в новой ядерной доктрине США. Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2018;11(6):21-39. https://doi.org/10.23932/2542-0240-2018-11-6-21-39

For citation:


Bubnova N.I. “Tailored” Country Strategies in the U.S. Nuclear Posture Review. Outlines of global transformations: politics, economics, law. 2018;11(6):21-39. (In Russ.) https://doi.org/10.23932/2542-0240-2018-11-6-21-39

Просмотров: 132


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2542-0240 (Print)
ISSN 2587-9324 (Online)